Единая Святая Соборная Апостольская Церковь / One Holy Universal Apostolic Church
 
ЕССАЦ
КЛИР ЕССАЦ
ПЛАНЫ И ПРОЕКТЫ ЕССАЦ
ЕССАЦ - ВСЕМИРНАЯ ДАНИИЛОВА МОЛИТВА
ЕССАЦ - СФЕРА ВЛИЯНИЯ
ТЕКУЩАЯ РАБОТА ЕССАЦ
ЕССАЦ ОБЕЩАННЫЕ БОГОМ ОТКРОВЕНИЯ О ПОСЛЕДНЕМ ВРЕМЕНИ
ШКОЛА ШОК
ЕССАЦ - СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ОКОЛО ЕССАЦ
РИМСКИЕ АВТОРЫ ОБ ИИСУСЕ ХРИСТЕ
Иосия Флавий о Иудее времени Иисуса Христа
Некоторые сообщения Евангелий в свете истории ЕССАЦ
СТАТЬИ ЕССАЦ
ПОЭЗИЯ И ПРОЗА ЕССАЦ
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ИНЫЕ НАХОДКИ ОБ ИИСУСЕ ХРИСТЕ
СИМВОЛЫ ВЕРЫ
КОДЕКС ЧЕСТИ ХРИСТИАНИНА
чат школы ""ШОК"
Новости
Персонал
Гостевая
Контактная информация
Церкви.com
создание сайтов, разработка сайтов
счетчик посещений
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
позиция в рейтинге BestPersons.ru
RealMusic.ru - Музыкальный хостинг. Размещайте слушайте и скачивайте музыку в mp3 бесплатно.
 Новая Земля
Бааз Параклет - автор электронного журнала Стихи.Ru
Портал Перекрёсток миров
Эзотерический портал Живое Знание - место духовного развития и обмена Новым Знанием.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

III. Римские авторы I - II в.в. о Христе

1. КОРНЕЛИЙ ТАЦИТ

Публий (или Гай) Корнелий Тацит (ок. 58-117 гг. н.э.) -

крупнейший римский историк. Выходец из провинциальной семьи, он совершил блестящую карьеру в Риме, где занимал ряд государственных должностей. В 97 г. он был консулом, а в 111-112 гг. проконсулом Азии. Но настоящую славу Тацит стяжал благодаря своим историческим трудам, основные из которых - 'Анналы' и 'История'. В этих сочинениях обстоятельно излагается история Римской империи с 14 по 96 гг. н. э. Будучи куратором императорской библиотеки, Тацит пользовался многочисленными первоисточниками, включая протоколы сената. Это обстоятельство придает его трудам исключительную важность.

В 'Анналах' Тацит пишет о христианах в связи с грандиозным пожаром в Риме в 64 г. Упоминается здесь и о Христе, казненном при Понтии Пилате и бывшем основателем религиозной общины. Отрывок этот отвергался многими исследователями как неподлинный, не принадлежащий перу Тацита. Соответствующая этому месту часть 'Анналов' дошла до нас в единственном списке XI в., вышедшем из аббатства Монтекассино. Поэтому возникло мнение, что мы имеем дело либо с христианской интерполяцией, либо с искажением текста монахами-переписчиками. О том, что Тацит упоминал Христа, не отмечали в своих трудах ни Тертуллиан, ни Ориген, ни Евсевий, ни Иероним, ни другие раннехристианские авторы, которые в то же время охотно цитировали 'свидетельство Флавия'.

В последнее время в научных работах приводятся аргументы в защиту подлинности рассказа Тацита о Христе. Отмечается стилистическое единство этого отрывка с остальным текстом 'Анналов', а также указывается на психологическую невозможность для верующего христианина назвать свою религию 'зловредным суеверием' (exitiabilis superstitio), как сказано у Тацита. Если здесь поработал христианский интерполятор, то его мотивы непонятны.

Главным аргументом против подлинности этого отрывка было сомнение в том, что Тацит мог писать о 'великом множестве' арестованных Нероном христиан, которые находились-де в Риме в середине I века, в то время, когда христианство еще только делало первые шаги в Греции и Италии. В противовес этому исследователи говорят, что, следуя Тациту, 'сначала были приведены к ответу те, которые покаялись', то есть те, которые открыто признали себя христианами, а затем уже 'великое множество других'. Среди этих последних, как это часто бывает, когда людей хватают по оговорам, могло оказаться достаточно много и нехристиан, произвольно присоединенных к их числу1. Впрочем, говоря о 'великом множестве' римских хри- I стиан, Тацит мог отражать реалии того времени, когда он писал 'Анналы', - около 115 г. н. э. К началу II века в Риме, вероятно, уже сложилась достаточно большая христианская община.

Интересен вопрос об источнике сведений Тацита о Христе и Понтии Пилате. По-видимому, это не еврейский источник, так как иудей | не назвал бы Иисуса Христом, т. е. Мессией2. Некоторые исследова- тели усматривают здесь римский источник. Так, вспоминают, что Иустин Мученик (103-168 гг.) приглашал римлян проверить евангельский рассказ о казни Христа из 'актов, составленных при Понтии Пилате' (Апология, I 35, 48). По мнению Г. В. Флоровского, несмотря на то, что те 'Акты Пилата', которые дошли до нас, не подлинны и принадлежат позднейшему времени (см. раздел IV, документ 1), следует думать, что архив иудейского наместника все же существовал, хранился в Риме среди государственных актов, но впоследствии был утрачен. Тацит же, будучи куратором императорской библиотеки, в свое время мог иметь доступ к этим бумагам3.

Версия о римском источнике достаточно уязвима. Тацит называет Пилата прокуратором (procurator), тогда как на обнаруженной недавно в Кесарии Палестинской посвятительной надписи Пилат называется префектом (praefectus; см. раздел I, документ 5г). Если бы Тацит обладал архивными материалами, то, несомненно, правильно бы назвал должность наместника Иудеи 4. Само существование архива Пилата остается пока гипотетическим. Не иначе, Тацит пользовался данными, взятыми у самих христиан. Несложно заметить, что указание на Христа, казненного в правление Тиберия Понтием Пилатом, по своей конструкции напоминает новозаветную фразеологию (Лк 3:1)5. Сходно построен и христианский Символ веры, принятый Никейским собором 325г.: 'Верую... в Господа Иисуса Христа..., распятого за нас при Понтии Пилате...'. Примечательно то, как Тацит именует римского наместника, казнившего Христа: не 'Пилат', как в 'свидетельстве Флавия', а именно 'Понтии Пилат'. Тацит не дает собственного имени Пилата (praenomen); он называет фамильное имя (nomen) и прозвище (cognomen), так же, как в Евангелиях.

Здесь уместно вернуться к теме интерполяции. Если даже данный отрывок 'Анналов' в целом подлинный и написан самим автором, то со временем, в процессе переписки рукописи в текст могли быть внесены отдельные слова и даже целые предложения. Такой вставкой может оказаться указание на Христа и Пилата. Действительно, трудно представить, чтобы такой достаточно компетентный историк, как Тацит, мог неверно назвать должность наместника Иудеи. И если мы установили, что в этом месте не ощущаются архивные источники, возникают два предположения: 1) Тацит почерпнул сведения о Христе и Пилате из христианской проповеди, звучавшей в его время в Риме; 2) указание на Христа, казненного при Пилате, вставлено в текст Тацита христианами-переписчиками. В обоих случаях речь идет примерно об одном и том же: указание на Христа и Пилата восходит к Евангелиям и евангельской проповеди. И уже не столь важно, каким именно образом возникло это указание, было ли оно записано Тацитом со слов христиан, или же оно принадлежит самим христианам; важно, что здесь нет независимых от Евангелий источников.

Остается, правда, один вопрос: почему христианский источник Тацита, либо христианин-интерполятор, называет Пилата прокуратором? В Евангелиях, напомним, он обычно называется правителем (??????) (?? 27:2 и др.) Так же называет его и Иосиф Флавий. Прокураторами были римские чиновники, заведовавшие финансовыми поступлениями в императорскую казну. После первой иудейской войны 66-73 гг. прокураторами стали и римские наместники Иудеи. Эта должность задним числом была приписана и Пилату. Вероятно, точных сведений о нем уже не имелось, но ссылка на него как на должностное лицо, осудившее Христа, требовала хотя бы видимости историзма. Если это интерполяция, то здесь чувствуется рука римлянина, знакомого с императорской провинциальной политикой.

Латинский текст отрывка 'Анналов' приводится по изданию: Cornelii Taciti opera in usum scholarum ad optimas editiones. Halae Saxonum, 1793. T.I. P. 401-402. Перевод А. С. Бобовича (1969).

Annales, XV

(44) Et haec quidem humanis consilius providebantur. Mox petina Pus piacula, aditique Sibyllae libri ex quibus superplicatum Vulcano, et Ceceri Proserpinaeque: ac propitiata luno per matronas, primum in Capitolio, deinde apud provimum marei unde hausta aqua templum et simulacrum Deae prospersum est: et sellisternia, ac pervigilia celebravere feminae, quibus mariti erant. Sed non ope humana, non largitionibus Principis, aut Deum placamentis, decedebat infamia, quim issum incendium crederetur. Ergo abolento rumori Nero subdidit reos, et quae sitissimus poenis affecit, quos, per flagitia invisos, vulgus Christianos? appellabat. Auctor nominis eius Christus, Tiberio imperitante, per procuratorem Pontium Pilatum suppliclo affectus erat. Repressaque in praesens exitiabilis superstitio rursus erumpebat, non modo per ludaeam, originem eius mali, sed per Urbem etiam, quo cuncta undique atrocia aut pudenda confluunt celebranturcue. Igitur primo correpti, qui fanebantur, deinde, indicio eorum, multitude ingens, haud perinde in crimine incendii, quam odio humani generis convicti sunt. Et pereuntibus addita ludibria, ut ferarum tergis contecti, laniatu canum interirent, aut crucibus affixi; aut flammandi, atque ubi defecisset dies, in usum nocturni luminis urerentur. Hortos suos ei spectaculo Nero obtulerat, et circence ludicrum edebat, habity aurigae permixtus plebi, vel curriculo insistens. Unde quanquam adversus sontes, et novissima exempla meritos, iniseratio oriebatur, tanquam non utilitate publica, sed in salvitiam unius absumerentur.

Анналы, XV

(44) Эти меры7 были подсказаны человеческим разумом. Затем стали думать о том, как умилостивить богов, и обратились к Сивиллиным книгам, на основании которых были совершены молебствия Вулкану и Церере с Прозерпиною, а матроны принесли жертвы Юноне, сначала на Капитолии, потом у ближайшего моря, и зачерпнутой в нем водой окропили храм и изваяние этой богини; замужние женщины торжественно справили селлистернии 8 и ночные богослужения. Но никакие человеческие усилия, раздачи принцепса, приношения богам не могли истребить позорящей его молвы о преднамеренном поджоге. И вот, чтобы прекратить слухи, Нерон подыскал виновных и подверг тягчайшим мукам людей, ненавидимых за их мерзости, которых чернь называла христианами. Прозвание это идет от Христа, который в правление Тиберия был предан смертной казни прокуратором Пон-тием Пилатом. Подавленное на некоторое время это зловредное суеверие распространилось опять, и не только в Иудее, где возникло это зло, но и в самом Риме, куда отовсюду стекаются гнусности и бесстыдства и где они процветают. Итак, сначала были приведены к ответу те, которые покаялись, затем по их указанию великое множество других, не столько по обвинению в поджоге, сколько уличенные в ненависти к роду человеческому. И к осуждению их на смерть добавилось бесчестие. Многие, одетые в звериные шкуры, погибли, растерзанные собаками, другие были распяты на кресте, третьи - сожжены с наступлением темноты, используемые в качестве ночных светильников. Нерон предоставил свои сады для лицезрения этих огней и устроил игрища в цирке, где сам, наряженный возницей, толкался в толпе плебеев или разъезжал на колеснице. Так что хотя то и были враги, достойные самой суровой кары, они пробуждали сострадание, поскольку были истреблены не ради общей пользы, но из-за жестокости одного человека.

2. ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ

Гай Плиний Цецилий Секунд (61-114 гг. н. э.) был римским государственным деятелем и, так же как и Тацит, занимал ряд высших должностей, в том числе консула (100 г.). Известно, что он написал несколько сочинений, судебных речей и поэтических произведений, но до нас дошел только сборник его писем. Эти письма содержат ценный материал по экономической и политической жизни Римской империи; в них предстает целая галерея портретов его современников.

Будучи в 111-113 гг. легатом императора Траяна в провинции Вифиния и Понт, Плиний столкнулся с христианскими общинами и в письме к Траяну отозвался о них весьма презрительно и враждебно. Преследования христиан начались по религиозно-политическим мотивам. Так, Плиний вменяет им 'преступления', связанные с самой принадлежностью к христианской общине, буквально с 'именем (nomen) христианина'. Подразумевается прежде всего отказ христиан от соблюдения традиционных культов, в том числе официального культа римских императоров. Такие лица рассматривались в те времена как государственные преступники. Впрочем, Плиний признается, что 'не обнаружил ничего, кроме низкого грубого суеверия' . Его расследование не выявило никаких фактов уголовного характера. Отсюда и единственное требование к арестованным: отречься от Христа и вернуться в лоно узаконенной религии.

Исследователи не подвергают сомнению подлинность послания в целом. Споры идут лишь о стт. 9-10, где сообщается об огромном числе христиан Вифинии и Понта. Многие сомневаются, что в начале II века, когда христианская церковь только складывалась, можно

было говорить о 'многих лицах всякого возраста и сословия'. Приверженцы 'мифологической школы' рассматривают это место как христианскую интерполяцию, призванную придать вес противостоящей римским властям организации. Однако нужно учесть, что Плиний имел дело с доносами, у него не было точных данных о количестве христиан, а доносчики вполне могли преувеличивать их число. В нашем распоряжении имеется короткий пересказ этого письма Тер-туллианом, писавшим на рубеже II-III веков, где прямо говорится, что Плиний ужаснулся от множества христиан (документ 2б). Несомненно, Тертуллиан имел в виду стт. 9-10, а это значит, он обладал текстом Плиния в том же виде, что и мы. К настоящему времени среди исследователей остается все меньше тех, кто считает стт. 9-10 неподлинными.

Плиний упоминает Христа персонально. Правда, в его письме не содержится никаких сведений об этой личности, не ясно даже, как именно он себе ее представлял. Так, на основании слов, что христиане 'имели обычай... читать гимн Христу как Богу (quasi Deo)' Д. С. Мережковский, а затем А. Мень сделали вывод, что Плиний слышал о Христе как о жившем некогда человеке; иначе он говорил бы просто о 'боге Христе'9. Однако ничего такого из замечания Плиния не следует. Под словами 'quasi Deo' вовсе не понимается различие между богами и простыми смертными. Плиний хочет сказать, что христиане поклоняются Христу как высочайшему единственному Богу. Тем самым он подчеркивает несовместимость христианства с господствующим в Империи пантеизмом и культом императоров. В глазах римлян вина христиан заключалась не в том, что они почитают Христа богом (Рим допускал множество местных культов), а в том, что они не признают богом никого, кроме Христа. Этот момент особенно важен для понимания Плиния, равно как и его взглядов на личность основателя христианства. Плиний ничего не имел против Христа персонально и, вероятно, даже не особенно интересовался этой личностью; его заботило то, что культ Христа вытесняет традиционную религию. Именно поэтому и появилось требование к арестованным христианам отречься от своей веры, то есть от единобожия. При этом нужно было публично похулить Христа и поклониться традиционным богам.

Текст письма Плиния и ответ Траяна на языке оригинала приводятся по изданию: Plimus der Jungere. Brife. Lateinisch und Deutsch. Von H. Kasten. Berlin, 1982. S. 640-644. Перевод А. Б. Рановича (1933).

2а. Epistolae, X LXXXXVI. С. Plinius Traiano Imperatori

(1) Sollemne est mihi, doraine, omnia, de quibus dubito, ad te reffere. Quis enim potest melius vel cunctationem meam regere vel ignorantiam instruere?

Cognitionibus de Christianis interfui numquam; ideo nescio, quid et quatenus aut puniri soleat aut quaeri. (2) Nee mediocriter haesitavi, sitne aliquod discrimen aetatum, an quamlibet teneri nihil a robustioribus differant, detur paenitentiae venia, an ei, qui omnino Christianas fuit, dessise non prosit, nomen ipsum, si flagitiis car-eat, an flagitia cobaerentia homini pumiantur.

Interim in Us, qui ad me tamquam Christiani deferbantur, hunc sum secutus modum. (3) Interrogavi ipsos, an essent Christiani. Confitentes iterum ac tertio interrogavi supplicium minatus; perse-verantes duci iussi. Neque enim dubitabam, qualecumque esset, quod fateruntur, pertinaciam certe et inflexibilem obstinationem debere puniri. (4) Fuerunt alii similis amentiae, quos, quia cives Romani erant, adnotavi in Urbem remittendos. Mox ipso tractatu, ut fieri solet, diffundente se crime plures species inciderunt.

(5) Propositus est libellus sine auctore multorum nomina con-tinens. Qui negabant esse se Christianos aut fuisse, cum praecunte me deos appellarent et imagini tuae, quam propter hoc iusseram cum similacris numinum adferri, ture ac vino. Supplicarent, praete-rea malediserent Christo, quorum nihil codi posse dicuntur, qui sunt re vera Christiani, dimittendos esse putavi.

(6) Alii ab indice nominati esse se Christianos dixerunt et mox negaverunt; fuisse quidem, sed dessise, quidam ante triennium, qui-dam ante plunes annoc, non nemo etiam ante vidinti. Hi quoque omnes et imaginem tuam deorumque simulaira venerati sunt et Christo mal-edixerunt. (7) Adfirmabant autem hanc fuisse summam velculpae suae vel erroris, quod essent soliti stato die ante lucem convenire carmenque, Christo quasi Deo dicere secuni invisem seque sacramento non in scelus aliquod obstringere, sed ne furta, ne latrocinia, ne adulteria committerent, ne fidem fallerent, ne depositum appellati abnegarent, Quibus peractis morem sibi discendendi fuisse rursusque coeundi ad capiendum cibum, promiscuum tamen et innoxium, quod ipsum facere dessise post edictum meum, quo secundum mandata tua hetaerias esse vetueram. (8) Quo magis nessesarium crededi ex duabus ancillis, quae ministrae dicebantur, quid esset veri, et per tormenta quaerere. Nihil aliud inveni quam superstitionem pravam, immodicam.

(9) Ideo dilata cognitione ad consulendum te dicurri. Visa est enim mihi res diqna consultatione, maxime propter periclitantum numerum; multi enim omnis aetatis, omnis ordinis, utriusque sexus etiam, vocantur in periculum et vocabantur. Neque civitates tan-turn, sed vicos etiam atque agros superstitionis istius contagio per-vadata est; quae videtur sisti et corrigi posse. (10) Certe satis constant prope iam desolata templa coepisse celebrari et sacra collemnia diu intermissa repeti passimque venire victimarum carmen, cuius adhuc rarissimus emptor inveniebantur. Ex quo facile est opinari, quae hominum emendari possit, si sit paenitentiae locus.

LXXXXVII. Traianus Plinio

(1) Actum, quern debuisti, mi Secunde, ni excutiendis causis eorum, qui Christiani ad te delati fuerant, secutus est. Neque enim in universum aliquid, quod quassi sertam formam habeat, constitui potest. (2) Conquirendi non sunt; si deferantur et arguantur, puniendi sunt, ita tamen, ut, qui negaverit se Christianum esse idque re ipsa manifestum fecerit, id est supplicando dis nostris, quamvis suspectus in praeteritum, veniam ex paenitentia impetret. Sine auctore vero propositi libelli in nullo crimine locum habere debent. Nam et pessimi exempli nee nostri saeculi est.

Письма, X 96. Г. Плиний императору Траяну

(1) Я имею официальное право, господин, все, в чем у меня возникнет сомнение, докладывать тебе. Ибо кто лучше тебя может руководить моей нерешительностью или наставлять меня в моем невежестве?

Я никогда не участвовал в изысканиях о христианах; поэтому я не знаю, что и в какой мере подлежит наказанию или расследованию. (2) Я немало колебался, надо ли делать какие-либо возрастные различия, или даже самые молодые ни в чем не отличаются от взрослых, дается ли снисхождение покаявшимся, или же тому, кто когда-либо был христианином, нельзя давать спуску; наказывается ли сама принадлежность к секте10, даже если нет налицо преступления, или же только преступления, связанные с именем (христианина).

Пока что я по отношению к лицам, о которых мне доносили как о христианах, действовал следующим образом. (3) Я спрашивал их: христиане ли они? Сознавшихся я допрашивал второй и третий раз, угрожая казнью; упорствующих я велел вести на казнь. Ибо я не сомневался, что, каков бы ни был характер того, в чем они признавались, во всяком случае упорство и непреклонное упрямство должно быть наказано. (4) Были и другие приверженцы подобного безумия, которых я, поскольку они были римскими гражданами, отметил для отправки в Город (Рим). Скоро, когда, как это обычно бывает, преступление стало по инерции разрастаться, в него впутались разные группы.

(5) Мне был представлен анонимный донос, содержащий много имен. Тех из них, которые отрицали, что принадлежат или принадлежали к христианам, причем призывали при мне богов, совершали воскурение ладана и возлияние вина твоему изображению, которое я приказал для этой цели доставить вместе с изображениями богов, и, кроме того, злословили Христа, - а к этому, говорят, подлинных христиан ничем принудить нельзя, - я счел нужным отпустить.

(6) Другие, указанные доносчиком, объявили себя христианами, но вскоре отреклись: они, мол, были, но перестали - некоторые три года назад, некоторые еще больше лет назад, кое-кто даже двадцать лет. Эти тоже все воздали почести твоей статуе и изображениям богов и злословили Христа. (7) А утверждали они, что сущность их вины или заблуждения состояла в том, что они имели обычай в определенный день собираться на рассвете и читать, чередуясь между собою, гимн Христу как Богу, и что они обязываются клятвой не для какого-либо преступления, но для того, чтобы не совершать краж, разбоя, прелюбодеяния, не обманывать доверия, не отказываться по требованию от воз-вращения сданного на хранение. После этого (т. е. утреннего богослужения) они обычно расходились и вновь собирались для принятия пищи, однако обыкновенной и невинной11, но это они якобы перестали делать после моего указа, которым я, согласно твоему распоряжению, запретил гетерии 12. (8) Тем более я счел необходимым допросить под пыткой двух рабынь, которые, как говорили, прислуживали [им], [чтобы узнать], что здесь истинно. Я не обнаружил ничего, кроме низкого, грубого суеверия. Поэтому я отложил расследование и прибегнул к твоему совету.

(9) Дело мне показалось заслуживающим консультации главным образом ввиду численности подозреваемых; ибо обвинение предъявляется и будет предъявляться еще многим лицам всякого возраста и сословия обоего пола. А зараза этого суеверия охватила не только города, но и села и поля; его можно задержать и исправить. (10) Установлено, что почти опустевшие уже храмы вновь начали посещаться; возобновляются долго не совершавшиеся торжественные жертвоприношения, и продается фураж для жертвенных животных, на которых до сих пор очень редко можно было найти покупателя. Отсюда легко сообразить, какое множество людей еще может исправиться, если будет дана возможность раскаяться.

97. Император Траян Плинию

(1) Ты действовал, мой Секунд, как должно, при разборе дел тех, о которых тебе донесли как о христианах. В самом деле, нельзя установить ничего обобщающего, что имело бы определенную форму. (2) Разыскивать их не надо; если тебе донесут и они будут уличены, их следует наказывать; с тем, однако, кто станет отрицать, что он христианин, и докажет это делом, то есть молитвой нашим богам, то какое бы ни тяготело над ним подозрение в прошлом, он ввиду раскаяния получает прощение. Доносы, поданные без подписи, не должны иметь места ни в каком уголовном деле. Это очень дурной пример и не в духе нашего века.

2б. Тертуллиан. Апология, 2

Плиний Секунд, управляя провинцией, осудив на смерть нескольких христиан, а других лишив мест, ужаснулся от их множества и спрашивал императора Траяна, как с ними впредь поступать. В письме своем он поясняет, что все, что он мог узнать насчет таинств христиан, кроме упорства их, заключается в следующем: они перед рассветом собираются для пения хвалебных гимнов Христу, Богу своему, и соблюдают между собою строгое благочестие. У них воспрещены человекоубийство, прелюбодея-ние, обманы, измены и вообще преступления всякого рода. Тра-ян ответил, что производить розыск о них не следует, но их над- лежит наказывать, если на них поступит донос.

3. СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ

Римский историк и писатель Гай Светоний Транквилл (ок.70-140 гг. н. э.) известен нам главным образом по своему труду 'Жизнь двенадцати Цезарей'. В этом сочинении содержатся биографии римских императоров от Юлия Цезаря до Домициана. Блестящая манера изложения снискала произведению Светония всемирную славу, которая не померкла до сих пор. Ученые рассматривают этот труд как один из важнейших источников по истории раннеимператорского Рима.

Упоминание о некоем Хресте в связи с народными волнениямив Риме ок. 50 г. н. э. находится в биографии императора Клавдия (41-54 гг. н. э.). Идентифицировать этого Хреста с Иисусом Хрис- том крайне сложно. То, что Светоний пишет 'Chrestus' вместо 'Christus', вроде бы свидетельствует о том, что речь идет о каком-то другом лице, не основателе христианства. Имя 'Хрест' было до вольно распространено среди римских рабов и вольноотпущенни ков. За полтора века до Светония Цицерон среди прочих сообщений городской жизни Рима писал о 'краже, совершенной Хрестом (dilata et Chresti complicationem)' (Письма, 200.1).

Однако с давних пор предпринимаются попытки отождествить Светониева Хреста с Иисусом Христом и представить дело так, будто бы речь идет о христианской агитации среди иудеев. В свое время Орозий (Ув.), цитируя это место, просто исправил Chrestus на Christus (документ 36). Позднее в Церкви стали даже рассматривать императора Клавдия как защитника христиан, так как он изгнал иудеев из Рима будто бы за то, что они не признали Христа. Немало сторонников отождествления Chrestus-Christus и теперь. Так, например, указывается, что произношение через 'е' - Chrestiani часто встречалось на западе Империи вплоть до III века 13. Однако в биографии Нерона Светоний прямо пишет о христианах, употребляя букву 'i' - 'christiani'. Следовательно, связи между именем Chrestus и христианами нет; по крайней мере, Светоний ее не показывает.

Делаются, впрочем, предположения, что Chrestus - это мессианский титул, и под ним разумеется если не Иисус Христос, то какой-то иной еврейский деятель, притязавший на роль Мессии 14. Вряд ли верно и это. Латинизированное Chrestus (или Chrestos) происходит не от ??????? (греческий эквивалент еврейскому слову со значением 'помазанник'), но от ??????? (греч. 'добрый, счастливый'). Вероятнее всего, речь идет о некоем римском иудее, носившем греческое имя Хрест, который подстрекал своих соплеменников на какие-то противоправные действия. Нет нужды непременно связывать эти еврейские волнения в Риме с мессианскими движениями.

Упомянутое Светонием изгнание Клавдием иудеев нашло отражение в Новом Завете. Изгнанные в числе других Акила и При-скилла стали учениками апостола Павла (Деян 18:2). Примечательно, что, следуя Деяниям апостолов, Павел впервые встретил Акилу и Прискиллу в Коринфе, где они поселились после изгнания из Италии. Встреча эта произошла во время второго миссионерского путешествия Павла (49-51 гг. н. э.)15, до того как он или кто-либо другой из христиан появился в Риме. Это лишний раз свидетельствует о том, что никакой христианской подкладки в сообщении Светония о волнениях среди римских иудеев нет.

Латинский текст выдержек из труда Светония приводится по изданию: Suetonu Tranquilli quae supersunt omnia. V.1. De vita XII Caesarum libri VIII. Ed. B. G. Teubneri. Lipsiae, 1908. Перевод ?. Л. Гаспарова (М., 1966).

За. De vita XII Caesarum DM Claudius, 25

(4) ludaeos impulsore Chresto assidue tumultantis Roma expu-lit. Germanorum legatis in orchestra sedere permisit, simplicitate eorum et fidicia motus, guod in popularia dedicti, cum animadver-tissent, Parthos et Armenios sedentes in Senatu, ad eadem loca sponte transierant, nihilo deteriorem vittitem aum conditionem suam prae-dicantes. (5) Druidarum religionem apud Gallos dirae immanitatis nitatis et tantum civibus sub Augusto interdictam, penitus abolevit. Contra, sacra Eleusina etiam transferre expose Attica Romamcona-tus est. Templum quoque in Cicilia Veneris Erycinae vetastate col-lapsum, ut ex aerario populi R. reficeretur, auctor fuit. Cum regi-bus foedus in foro isit, porca caesa, ac vetere fecialium praefatione adhibita.

Nero, 16

(2) Multa sub eo et aminadversa severe, et coericita, nee minv institura: adhibitus sumtibus modus: pablicae coenae ad sportulas redactae: interdictum, ne quid in popinis cocti praerer legumina autolera veniret, cum antea nullum non opsonii genus proponeretun Afflicti supliciis Christian!, genus hominum superstitionis novae ac maleficae: vetiti quadrigariorum lusus, quibus inveterata licentia pessim vagantibus, fallere ac furari per iocum ius erat: pantomimo-rum factiones eum ipsis relegatae.

Жизнь двенадцати Цезарей Божественный Клавдий, 25

(4) Иудеев, постоянно волнуемых Хрестом, он изгнал из Рима| Германским послам он позволил сидеть в орхестре, так как ему понравилась их простота и твердость: им отвели места среди на-рода, но они, заметив, что парфяне и армяне сидят вместе с сена-торами, самовольно перешли на те же места, заявляя, что они ничуть не ниже их ни положением, ни доблестью. (5) Богослуже--ние галльских друидов, нечеловечески ужасное и запрещенное для римских граждан еще при Августе, он уничтожил совершенно Напротив, элевсинские святыни он даже пытался перенести из Аттики в Рим, а сицилийский храм Венеры Эрикийской, рухнув ший от ветхости, по его предложению был восстановлен из средств римской государственной казны. Договоры с царями он заключал на форуме, принося в жертву свинью и произнося древний приговор фециалов 16.

Нерон, 16

(2) Многие строгости и ограничения были при нем восстановлены, многие введены впервые: ограничена роскошь; всенародные угощения заменены раздачей закусок, в харчевнях запрещено подавать вареную пищу, кроме овощей и зелени - а раньше там торговали любыми кушаниями; наказаны христиане, приверженцы нового и зловредного суеверия17; прекращены забавы колесничих возниц, которым давний обычай позволял бродить повсюду, для потехи обманывая и грабя прохожих; отправлены в ссылку пантомимы со всеми своими сторонниками.

3б. Орозий. История против язычников, VII 6

(15) В том же девятом году Клавдия (50 г.) были изгнаны из Рима иудеи, как сообщает Иосиф (Флавий)18. Но меня больше трогает Светоний, который пишет: 'Иудеев, постоянно волнуемых Христом, Клавдий изгнал из Рима (Claudios ludaeos impulsore Christo assidue tumultantes Roma expulit)', потому, что это было связано с возмущением иудеев против Христа, призывавшего их к смирению. И поскольку христиане были родственны им по религии, то изгнали и их, без различия между ними.

4. ПИСЬМА АДРИАНА

Наследовавший Траяну Публий Элий Адриан (правил в 117-138 гг.) оставил о себе память как один из самых просвещенных римских императоров. В его правление не велось крупных завоевательных войн, и все силы были брошены на внутреннее укрепление Римской державы. Благодарные преемники позаботились о его посмертном обожествлении.

Во времена Адриана христианство начинает играть все более заметную роль в общественной и политической жизни Империи. Ответом на это служит рескрипт, направленный императором проконсулу Азии Минуцию Фундану в 125 г. Этот документ сохранился благодаря Иустину Мученику (Философу), который приводит его в своей 'Апологии'. Речь в нем ведется о судебных делах против христиан. Так же как Траян Плинию, Адриан советует своему подчиненному не доверять доносчикам, не следовать настроению толпы и тщательнее проводить расследование. Непосредственно Христос здесь еще не упоминается. Мы приводим это письмо, чтобы показать отно-· шение Адриана к христианам вообще, а также для того, чтобы дать возможность сравнить его с другим письмом, где уже фигурирует основатель христианства.

Письмо это, адресованное консулу Сервиану, Адриан послал из, Египта, куда он прибыл в 130 г. в ходе длительной поездки по восточным провинциям. Оно цитируется уже знакомым нам историком Флегоном, который упоминал о землетрясении в Вифинии (см. раздел I, документы 7а-д). Ссылка на Флегона вместе с отрывком из его сочинения сохранилась в античном сборнике 'История Августов'. Как и в донесении Плиния Младшего императору Траяну, в письме Адриана Христос также упоминается вскользь, без каких-либо специальных пояснений, кто конкретно имеется в виду. Характерно, что Адриан, как до него Тацит и Плиний, не знает имени 'Иисус'. По всей видимости, он представляет Христа как одного из эллинистических божеств, наряду с птолемеевским Сераписом, культ которого к тому времени из Египта успел распространиться по всему Среди-

земноморью. В то же время почитание Христа связывается с иудей-ской диаспорой в Александрии; из письма можно заключить, ч христианами были александрийцы иудейского происхождения и что культ Христа был занесен в Египет из Палестины.

Описывая пребывание Адриана в Египте и приводя его выска-зывания о тамошних 'безумствах', Флегон довольно точно отражает императорскую политику в области религии. Нет причин сомневать-ся в подлинности этого письма. Адриана очень настораживали мис-тика и религиозный фанатизм, присущие восточным культам. Хри-стианство в этом плане не представляло исключения. Именно при Адриане поднялась новая волна репрессий против христиан. Суровые гонения постигли и традиционный иудаизм, что вызвало знаменитое восстание Бар-Кохбы в 132-135 гг. и привело к окончательному разрушению Иерусалима.

Выдержка из сочинения Иустина приводится по изданию П. Преображенского 'Сочинения св. Иустина Философа'. М., 1892. Отрывок из 'Истории Августов' в переводе составителя сборника следует изданию: Jacobi F. Die Fragmente der Griechischen Historiker. II, 'B', Berlin, 1929. ? 257. S. 1168, 1169.

4a. Письмо Адриана Минуцию Фундану (Иустин Мученик. 1-я Апология)

(68) ...И хотя мы могли бы на основании письма кесаря Адриана, отца вашего, просить вас приказать, чтобы судили нас согласно с нашим прошением, но решили лучше просить не потому, что так было постановлено Адрианом, но написали мы просьбу и изложение нашего дела потому, что уверены в том, что просим справедливого. Прилагаю, впрочем, и список с письма Адриана, чтобы видели вы, что мы и в этом случае говорим истину. Вот этот список.

(69) 'Адриан - Минуцию Фундану. Получил я письмо, написанное ко мне предместником твоим, знаменитейшим Серени-ем Гранианом, и не желаю оставлять без исследования дело, о котором мне донесено, чтобы и невинные не были в беспокойстве, и клеветникам не было повода заниматься гнусным ремеслом. Итак, если наши подданные в провинциях твердо могут поддержать свое требование против христиан, так что и пред судом смогут доказать, то не запрещаю им делать это; только не дозволяю им прибегать к громким требованиям и крикам. Гораздо справедливее, чтобы если кто захочет донести, ты сделал дознание о деле. И тогда, если кто донесет и докажет, что вышеупомянутые люди делают что-нибудь против законов, то ты определяй наказание сообразно с их преступлениями. Особенно постарайся, ради Геркулеса, о том, чтобы если кто по клевете потребует к ответу кого-либо из христиан, тебе поступать с таким человеком наистрожайшим образом, соразмерно с его гнусным бесстыдством'.

4б. Евсевий Кесарийский. Церковная история, IV 8

(6) Он же (Иустин) пишет, что Адриан получил от Серения

Граниана, известного наместника, письмо о христианах: неспра-ведливо без всякого обвинения, только в угоду орущей толпе, без суда казнить их. Император в ответ написал Минуцию Фундану, проконсулу Азии, призывая никого не судить без обвинения и обоснованного обличения. (7) Иустин прилагает и копию этого письма в латинском подлиннике.

4в. Письмо Адриана Сервиану (История Августов, XXIX)

7 (4) Когда случилось ему (Адриану) быть в Египте, он достаточно хорошо изучил все тамошние безумства: прежде всего пристрастие народа к песнопениям, стихотворцам, грамматистам, астрологам и прорицателям. (5) Обратил он внимание на христиан и самарян, которых во все времена чрезмерная свобода приводила к распущенности. (6) Что именно вызвало его недовольство в Египте, мы можем узнать из его собственного письма, которое приводит в своем сочинении вольноотпущенник Адриана Флегон 19, точно описавший жизнь египтян.

8 (1) 'Адриан Август шлет привет консулу Сервиану. Насколько мне приятен Египет, дорогой Сервиан, ты легко можешь узнать по слухам, наверное долетающим до тебя. (2) Здесь поклонники Сераписа одновременно являются христианами, а те, которые зовутся служителями Христа (Cristi episcopos dicunt), поклоняют-ся Серапису. (3) Нет такого иудея, главы синагоги, ни самарянина, ни христианского священника (Cristianorum presbyter), который не был бы также астрологом, прорицателем или лгуном (non matematicus, non haruspex, non aliptes). (4) Когда сам патриарх (patriarch)20 прибывает в Египет, одни заставляют чествовать ради него Сераписа, другие - Христа21. (5) Все это мятежное племя исполнено тщеславием, и этот богатый город как никакой другой обилен пустословием и праздностью. (6) И плавильщики стекла, и изготовители бумаги заняты гаданиями на сочленениях и суставах, ищут знамений, будто их профессия - провидцы; даже страдающие подагрой бывшие всадники, раненые и немощные, и они ведут такую же праздную жизнь. (7) Их общий бог - деньги. Что христиане, что иудеи, ему поклоняются все. (...)'

* * *

Какой же вывод можно сделать по представленным в этом разделе документам? Римские авторы конца I - начала II века сообщают о Христе до крайности скупо, причем сообщают таким образом и в таких выражениях, что нередко возникает вопрос: а говорили ли они о нем вообще? Это касается сообщений Тацита и Светония. Немногим больше проливают света на фигуру основателя христианства Плиний Младший и император Адриан. На основании их кратких отсылок и обмолвок мы можем лишь заключить, что в начале II века имя Христа было достаточно известно в провинциях и культурных центрах Империи, в частности, в Вифинии и Александрии Египетской (надо думать, и в самом Риме), и что Христос почитался своими адептами как божество. То, что Плиний и Адриан не сопровождают упоминания о Христе никакими специальными пояснениями, кто, собственно говоря, имеется в виду, свидетельствует о том, что либо эти авторы упоминали о Христе не впервые, либо специальные пояснения не имели смысла по причине широкой известности этой личности. Но это и все, что мы можем узнать о Христе из представленных документов. Все остальное, что пытались и пытаются отсюда вывести, лежит в области догадок и предположений.

Стоит, однако, обратить внимание, что имя 'Христос' появляется в письмах Плиния и Адриана (впрочем, так же как у Тацита) только в связи с христианами и посредством их. То есть речь везде идет собственно о христианах, а их эпоним упоминается лишь постольку поскольку. Надо полагать, что известность Христа росла прямо пропорционально росту христианской Церкви, в зависимости от ее веса и влияния. Не распространяй христиане своего вероучения, не проявляй общественной активности, у римских авторов отпала бы необходимость упоминать, а значит, и знать об основателе христианства. Сам по себе Христос Плиния и Адриана, по-видимому, не интересовал, и маловероятно, чтобы они были знакомы с его биографией. Точнее говоря, в начале II века влияние христианской Церкви выросло еще не настолько, чтобы писателям, принадлежащим к высшему социальному слою Империи, пришлось бы ознакомиться с жизнью Иисуса. Вплоть до второй половины II века, до антихристианского выступления Цельса, такой необходимости не возникало.

Из этого следует еще один очень важный вывод: тот Христос, которого знали Плиний и Адриан, был евангельским Христом, героем христианской проповеди. Судя по приведенным документам, никакими нехристианскими источниками эти авторы не располагали. Попытки некоторых исследователей нащупать римские источники в сообщении Тацита и создать таким образом независимый от Нового Завета информационный канал не приносят успеха.

Все сказанное нисколько не умаляет огромного исторического значения этих документов. Ценность их заключается в том, что они фиксируют для своего времени достаточно развитый культ Христа и отражают отношение социальных верхов римского общества к новой религии.

1 Свенцицкая И. С. Предисловие к 3-му изданию книги Рановича А. В. \ Первоисточники по истории раннего христианства. М., 1990. С. 11, 12.

2 Впрочем, есть предположения, что Тацит воспользовался вторым упоминанием Иосифа Флавия об 'Иисусе, именуемом Христом' (Древ-ности, XX 9.1), при условии, конечно, что это упоминание Флавия подлинное. См.: Schreckenberg ?. Op. cit. S. 69.

3 Флоровский Г. В. Указ. соч. С. 25; Мережковский Д. С. Указ. соч. С. 15.

4 По замечанию А. П. Каждана, 'Тацит, весьма точный в административной терминологии, не назвал бы префекта Иудеи Пилата прокуратором, да к тому же не указав провинции, в которой тот функционировал' (Каждан А. П. Историческое зерно предания об Иисусе Христе // Наука и религия. 1966. ? 2. С. 11). Так, например, Луцилий Капитон, Действовавший в провинции Азии в 25 г. н. э., назван у Тацита: procurator rerum Caesaris in Asia (Анналы, IV, 15).

5 О. Бетц находит здесь связь с надписью на кресте Иисуса, которую приказал установить Пилат: 'Иисус Назорей, Царь Иудейский'. См.: Betz О. Was wissen wir von Jesus? Der Messias im Licht von Qumran. Zurich, 1995, f. 11.

6 Первоначально здесь стояло: Chreslianos (рукопись Caurent. Med. 68,2). Впоследствии переписчики Тацита исправили это слово на Christianos, чтобы оно соответствовало следующему далее Christus. Форма Chrestianos зафиксирована и в некоторых латинских надписях II-III вв. как результат интерференции латинской и греческой языковых систем (Тронский И. М. Chrestiam и Chrestus // Античность и современность. М., 1972. С. 34-40; Флоровский Г. В. Указ. соч. С. 24). В свое время Тертуллиан жаловался, что язычники искажают название христиан (К язычникам, I 3).

7 Меры противопожарной безопасности. В предыдущих главах описываются пожар 64 г. и его последствия.

8 Селлистернии - род жертвоприношений богиням (то же, что лек-тистернии для богов), состоявший в том, что перед изображениями богинь ставили стол со всевозможными яствами.

9 Мережковский Д. С. Указ. соч. С. 13, 14; Мень А. Приложение к кн. 'Сын Человеческий'. Брюссель, 1980. С. 340.

10 В оригинале: nomen - 'имени'.

11 В ряде сект совершались человеческие жертвоприношения, а так-же вкушение человеческого мяса и крови, что беспокоило римские власти. Христиане также обвинялись в подобных преступлениях, поводом чему служила церковная евхаристия (причащение 'плотью' и 'кровью' Христа).

12 Под гетериями или коллегиями (hetaerii, collegii) понимались профессиональные и религиозные союзы свободных граждан, имеющие, как правило, свой устав, членство и взносы. Римские императоры не раз запрещали их, рассматривая их как оппозиционную им силу. 'Под именем коллегий собирались многочисленные шайки, готовые на любые Преступления', - читаем у Светония (Август, 32).

13 См. прим. 3.

14 Тройский И. М. Указ. соч. С. 40: 'Имя это (Chrestus), являющееся переводом еврейского слова со значением помазанник, могло быть в принципе применимо к любому еврейскому претенденту на роль Мессии'. Klausner J. From Jesus to Paul. ?. ?., 1944. P. 21: 'Речь у Светония идет либо о Иисусе из Назарета, либо о некоем христианском апостоле, либо об учителе греческой мудрости'.

15 В Рим Павла доставили ок. 60 г. н. э., уже при императоре Нероне.

16 В приведенном отрывке как минимум в трех из пяти случаев речь идет о религиозной политике Клавдия, заключавшейся в поддержке традиционных греко-римских культов и уничтожении самобытных (часто, правда, варварских) ритуалов иных народов, попавших в орбиту РИМСКОЙ империи, а также в преследовании новых и нетрадиционных верований.

17 Ср. Тацит. Анналы, 15.

18 Ни в одном сочинении Иосифа Флавия нет такого упоминания.

19 Полагают, что это сочинение Флегона называлось 'Жизнь Адриа-на'. См.: F.Jacobi. Op. cit. S. 133.

20 Очевидно, имеется в виду иерусалимский первосвященник.

21 По мнению некоторых исследователей, под этими словами Адриана надо разуметь попытки некоторых христианских групп передать в более доступных для чужестранцев терминах свое учение и ритуальную прак-тику. Сам иудейский прозелитизм приобрел в Египте той эпохи весьма необычные формы. См.: ДониниА. У истоков христианства / Пер. с итал. М., 1989. С. 121, 122.

 Copyright © apostolbaazapostolbaaz@ya.ru 
BOXMAIL.BIZ - Конструктор сайтов
WOL.BZ - Бесплатный хостинг, создание сайтов
RIN.ru - Russian Information Network 3